Чем отличается язык животных от языка человека

Язык является орудием, играющим очень значимую роль в жизни людей и животных. Но возможности, которые имеются в том и другом случае, совершенно несопоставимы. Произведем сравнение и выясним, чем отличается человеческий язык от языка животных.

Основное назначение языка

Речь идет о средстве, выполняющем, прежде всего, коммуникативную функцию. Это относится в равной степени к обоим видам живых существ. Язык у людей и животных служит для передачи информации. Он позволяет выражать свое состояние, играет роль в формировании групп, помогает избегать опасностей и находить пропитание, обеспечивает взаимодействие представителей разных полов и отвечает за связь между родителями и потомством.

Сравнение

Способы выражения

Рассмотрим, как проявляется язык в каждом случае. Так, у людей его реализация осуществляется главным образом через речь. Возможность владения ею в устной форме обуславливается особым строением голосового аппарата и развитым мозгом. Человек способен не только произносить множество отдельных звуков, но и образовывать из них слова, а затем составлять грамматически организованные предложения. Сообщаемое при этом звучит членораздельно. Речь также бывает письменной. Есть и другие, менее распространенные, способы выражения человеческого языка. Например, система жестов для глухонемых.

У животных тоже имеется определенный языковой арсенал, но он никогда не проявляется в форме речи. Эти существа могут шипеть, мяукать или завывать, но разговаривать словами и предложениями им не дано. Надо сказать, в звуках, которые издают при общении обитатели природы, звучит немало экспрессии. Если перевести такие возгласы на человеческий язык, получится что-то вроде «Опасность!», «Скорей сюда, здесь пища!», «Убирайся прочь!». Очень значимым для представителей фауны является также язык телодвижений, поз, запахов.

Тип языковой системы

Отличие человеческого языка от языка животных состоит в том, что возможности расширения первого неограниченны. Имеющиеся отдельные элементы люди способны комбинировать в таких вариантах, которые не существовали раньше, что обогащает речь. Подобная продуктивность позволяет называть язык этого типа открытой системой.

Что касается животных, то у них каждому обстоятельству соответствует отдельный сигнал, являющийся цельным. Он не разбивается, как слово, на отдельные звуки, из которых можно составлять новые многочисленные комбинации. То, что набор сигналов у животных ограничен и не пополняется, считается признаком закрытой языковой системы.

Перемещение

Этот критерий обозначает то, в какой степени язык зависит от текущего момента. Так, содержание речи людей далеко не всегда связано с настоящей ситуацией. Мы можем разговаривать о давно произошедших событиях, делать прогнозы, рассказывать о своих мечтах, фантазировать. Что очень важно, посредством речи люди передают друг другу нажитый опыт, и это возможно делать даже через поколения.

Язык животных, в свою очередь, отражает сиюминутное физиологическое состояние или обстановку. Реакция здесь идет на конкретное воздействие. А, к примеру, о произошедшем неделю назад рассказать ни одно животное, конечно же, не сможет.

Степень произвольности

Люди в обычной ситуации вполне способны контролировать свою речь. Они могут так формулировать предложения, чтобы смысл сказанного был понятен окружающим. Кроме того, человек умеет выражаться, используя метафоры, и шифровать сообщения.

Между тем для языка животных характерна непреднамеренность. Иными словами, при этом не происходит обдумывание того, что произносится. Например, почуяв опасность, птица непроизвольно издает крик тревоги, выражающий ее эмоциональное состояние. Это служит определенным сигналом для сородичей животного.

Читайте также:  Креветка кардинал сулавеси

Язык и мышление

У людей названные категории неразрывно связаны. Мысли состоят из слов, существующих в языке. Животные же не владеют абстрактными понятиями. Сигналы, которые они производят, обращены вовне, а вот внутренняя речь и возможность приказывать самому себе у них отсутствует. Все это доступно лишь человеку.

Передача языка в поколениях

В чем разница между человеческим языком и языком животных с этой позиции? В том, что люди, независимо от своей воли, могут наследовать друг от друга определенные черты внешности, но языку им приходится учиться, пусть иногда и не вполне осознанно. По крайней мере, чтобы уметь грамотно изъясняться, необходимо жить среди людей, в обществе, где язык переходит к последующим поколениям как элемент культурного наследия.

Животным в этом отношении свойственна преимущественно генетическая преемственность. Производимые ими сигналы являются врожденными. Если какую-либо особь полностью изолировать от сородичей и выращивать среди животных другого вида, она все равно будет «разговаривать» на своем языке.

Язык животных принципиально отличается от языка человека. Язык животных представляет собой сложную систему сигналов, с помощью которых они могут передавать друг другу информацию о биологически значимых событиях. Его важнейшее отличие заключается в отсутствии семантической функции: элементы языка животных не обозначают внешние предметы, их свойства и отношения – они связаны с конкретной ситуацией и служат конкретным биологическим целям. Другим отличием языка животных является генетическая фиксированность, в результате которой он представляет собой закрытую систему с ограниченным числом сигналов. Язык человека – открытая система, он непрерывно развивается и обогащается. Каждое животное от рождения знает язык своего вида, человек осваивает свой язык в течение всей жизни.

Нет сомнения, что существует огромная разница между психикой человека и психикой животного.

Так, ни в какое сравнение не идет "язык" животных и язык человека. В то время как животное может лишь подать сигнал своим собратьям по поводу явлений, ограниченных данной, непосредственной ситуацией, человек может с помощью языка информировать других людей о прошлом, настоящем и будущем, передавать им социальный опыт.

В истории человечества благодаря языку произошла перестройка отражательных возможностей: отражение мира в мозгу человека наиболее адекватно. Каждый отдельный человек благодаря языку пользуется опытом, выработанным в многовековой практике общества, он может получить знания о таких явлениях, с которыми он лично ни когда не встречался. Кроме того, язык дает возможность человеку отдавать себе отчет в содержании большинства чувственных впечатлений.

23. Исследования в. Келера в области изучения интеллекта животных.

Первые работы Келера, посвященные исследованию интеллекта шимпанзе, привели его к наиболее значимому открытию — открытию инсайта (озарения). Исходя из того, что интеллектуальное поведение направлено на решение проблемы, Келер создавал такие ситуации, в которых подопытное животное для достижения цели должно было найти обходные пути. Операции, которые совершали обезьяны для решения поставленной задачи, были названы двухфазными, так как состояли из двух частей. В первой части обезьяне нужно было при помощи одного орудия получить другое, которое было необходимо для решения проблемы (например, при помощи короткой палки, которая находилась в клетке, получить длинную, находящуюся на некотором расстоянии от клетки). Во второй части полученное орудие использовалось для достижения искомой цели, например для получения банана, находящегося далеко от обезьяны.

Читайте также:  Как выглядит птица снегирь фото

Эксперимент должен был помочь понять, каким способом решается задача — происходит ли слепой поиск правильного решения (по методу проб и ошибок) или обезьяна достигает цели благодаря спонтанному схватыванию отношений, пониманию. Эксперименты Келера доказывали, что мыслительный процесс идет по второму пути, т.е. происходит мгновенное схватывание ситуации и верное решение поставленной задачи. Объясняя феномен инсайта, он доказывал, что в тот момент, когда явления входят в другую ситуацию, они приобретают новую функцию. Соединение предметов в новых сочетаниях, связанных с их новыми функциями, ведет к образованию нового гештальта, осознание которого составляет суть мышления.

Келер провел серию экспериментов по исследованию процесса мышления у детей. Он предлагал детям проблемную ситуацию, сходную с той, которая ставилась перед обезьянами, например, им предлагалось достать машинку, которая была расположена высоко на шкафу. Для достижения цели дети включали в гештальт со шкафом лестницу, если лестницы не оказывалось, были использованы другие предметы: ящики, стол со стулом.

Келер считал, что психическое развитие связано с переходом от схватывания общей ситуации к ее дифференциации и формированию нового, более адекватного ситуации гештальта. Опыты Келера доказывали мгновенный, а не протяженный во времени характер мышления, в основе которого лежит инсайт.

Языки большинства животных, включая и язык обезьян, — это сово­купность конкретных сигналов — звуковых, обонятельных, зритель­ных и т.д., которые действуют в данной ситуации и непроизвольно отражают состояние животного в данный конкретный момент.

Важная особенность основных видов коммуникации большинства животных — ее непреднамеренность, т. е. сигналы не имеют непосред­ственного адресата. Этим естественные языки животных принципи­ально отличаются от языка человека, который функционирует под контролем сознания и воли.

В языках животных сигналы видоспецифичны’. в общих чертах они одинаковы у всех особей данного вида, их особенности определены генетически, а их набор практически не подлежит расширению. Сиг­нализация (языки) большинства видов животных включает следую­щие основные категории:

* сигналы, предназначенные половым партнерам и возможным конкурентам;

* сигналы, которые обеспечивают обмен информацией между родителями и потомством;

* крики тревоги, зачастую имеющие такое же значение для жи­вотных других видов;

* сообщения о наличии пищи;

» сигналы, помогающие поддерживать контакт между членами стаи;

» сигналы-«переключатели», чье назначение — подготовить жи­вотное к действию последующих стимулов, например извес­тить о намерении играть;

» сигналы-намерения», которые предшествуют какой-то реак­ции (например, птицы перед взлетом совершают особые дви­жения крыльями);

» сигналы, связанные с выражением агрессии;

* сигналы неудовлетворенности (фрустрации).

Таковы общепринятые представления о структуре видоспецифи-ческих языков животных.

Особенности естественных языков высокоорганизованных живот­ных. В настоящее время накапливается все больше сведений о том, что языки приматов и, по-видимому, других высокоорганизованных жи­вотных иногда выходят за рамки видоспецифической коммуникаци­онной системы. Известно, например, что в языке верветок, зеленых мартышек имеются звуковые сигналы для обозначения конкретных объектов и явлений, в частности различных видов хищников. Они обозначают не «хищника вообще» как опасность, а конкретно лео­парда, змею и др. Точно также есть сигналы для обозначения не любо­го корма для утоления голода, а определенной пищи (подробнее см.:

Читайте также:  Лохматый пес порода

Зорина и др., 1999; Резникова, 2000).

Звуковые сигналы шимпанзе также бывают не только видоспеци-фическими, но могут передавать совершенно новую конкретную ин­формацию (Чудолл, 1922). Способность шимпанзе к пониманию син­таксиса, обнаруженную при усвоении языков-посредников и обще­нии с человеком в лабораторных исследованиях, по-видимому, можно увидеть и в естественном поведении этих животных.

Действительно, у приматов существует сложная звуковая комму­никация (наряду с системами сигналов других модальностей). Напри­мер, самец шимпанзе пытается кричать «похоже» на ту обезьяну, с которой он в настоящий момент взаимодействует (т.е. воспроизводит акустические характеристики ее криков). Это может служить спосо­бом унификации криков членов данной группы (Mitani, Brandt, 1994). Показано, что в «долгих криках» шимпанзе присутствуют вариабель-ные элементы, которые в разных ситуациях идут в разной последова­тельности. В формировании индивидуального звукового репертуара каждого самца шимпанзе большое значение имеет подражание соро­дичам. Это свойство сильно отличает их язык от обычных коммуника­тивных систем животных.

Было даже высказано предположение, что естественная комму­никативная система шимпанзе является промежуточной между язы-

ком человека и коммуникативными системами других животных (ее иногда называют «протоязыком») (Ujhelyi, 1997).

Язык и сигнальные системы, по И. П. Павлову. Системы комму­никации, которыми пользуются животные, И. П. Павлов называл пер­вой сигнальной системой, общей для животных и человека.

Язык человека позволяет передавать информацию также в отвле­ченной форме, с помощью слов-символов, которые являются сигналами других, конкретных сигналов. Именно поэтому И. П. Павлов называл слово сигналом сигналов, а речь — второй сигнальной системой. Она позволяет не только реагировать на конкретные стимулы и сиюми­нутные события, но в отвлеченной форме хранить и передавать ин­формацию об отсутствующих предметах, а также о событиях прошлого и будущего, а не только о текущем моменте.

В отличие от коммуникативных систем животных язык человека слу­жит не только средством передачи информации, но и аппаратом ее переработки. Он необходим для обеспечения высшей когнитивной функ­ции человека — абстрактно-логического (вербального) мышления.

Язык человека — это открытая система, запас сигналов в которой практически неограничен, в то время как число сигналов в реперту­аре естественных языков животных невелико.

Звуковая речь, как известно, лишь одно из средств реализации функций языка человека, который имеет также и другие формы выражения, например различные системы жестов, т.е. языки глу­хонемых.

В настоящее время наличие зачатков второй сигнальной системы исследуют у приматов, а также у некоторых других видов высокоорга­низованных животных: дельфинов, попугаев, а также врановых птиц. Существует два подхода к анализу этой проблемы:

• проведение тестов на символизацию в обычных лабораторных экспериментах;

* обучение животных особым языкам — так называемым язы­кам-посредникам, которые представляют собой упрощенные аналоги речи человека; языки-посредники в основном воспро­изводят его структуру, но реализованы с помощью более дос­тупных для животных и не требующих тонкой артикуляции средств — жестов, выбора жетонов, нажатий на клавиши ком­пьютера и др.

Цель обоих подходов — выяснить, способны ли животные научить­ся употреблению абстрактных, ранее нейтральных для них стимулов как символов предметов (объектов) реального мира в отсутствие самих предметов.

Рассмотрим последовательно каждый из этих подходов.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector