Ответ хомякову

Конспект статьи Киреевского И.В. «Ответ А.С. Хомякову» (1839 г.) Нагаева Е.И 4-2, Пономарева М.Л. 4-2

В начале своей работы Киреевский вводит вопрос, который часто обсуждается: «прежняя» или «теперешняя» Россия лучше? Если прежняя, то «надобно желать возвратить старое, исключительно русское, и уничтожить западное, искажающее русскую особенность». Если теперешняя, то «надобно стараться вводить все западное и истреблять особенность русскую».

Далее Киреевский размышляет о том, что если старое было когда-то хорошо, то это еще не значит, что оно будет лучше теперешнего.Поэтому Киреевский предлагает переформулировать вопрос в такую форму: «Нужно ли для улучшения нашей жизни теперь возвращение к старому русскому или нужно развитие элемента западного, ему противоположного?»

Киреевский говорит о том, что ни одно, ни другое суждение достигнуто не может быть. Западное течение настолько прижилось и столько полезного внесло, что его невозможно искоренить, а 1000-летие русское никогда не сможет уничтожиться под влиянием европейского. «Потому сколько бы мы ни желали возвращения русского или введения западного быта, но ни того, ни другого исключительно ожидать не можем, а поневоле должны предполагать что-то третье, долженствующее возникнуть из взаимной борьбы двух враждующих начал».

«Следовательно, и этот вид вопроса — который из двух элементов исключительно полезен теперь? — также предложен неправильно. Не в том дело, который из двух, но в том, какое оба они должны получить направление, чтобы действовать благодетельно. Чего от взаимного их действия должны мы надеяться или чего бояться? Вот вопрос, как он существенно важен для каждого из нас: направление туда или сюда, а не приобретение того или другого».

Киреевский, рассматривая Россию и Запад, ищет общее в них и находит – христианство. «Различие заключается в особенных видах христианства, в особенном направлении просвещения, в особенном смысле частного и народного быта».

«Три элемента легли основанием европейской образованности: римское христианство, мир необразованных варваров, разрушивших Римскую империю, и классический мир древнего язычества. Этот классический мир древнего язычества в сущности своей представляет торжество формального разума человека над всем, что внутри и вне его находится, — чистого, голого разума, на себе самом основанного, выше себя и вне себя ничего не признающего. Римская церковь в уклонении своем от восточной отличается именно тем же торжеством рационализма над преданием внешней разумности, над внутренним духовным разумом». Далее Киреевский приводит примеры того, к чему привело торжество разума в католической церкви: «папа стал главою церкви вместо Иисуса Христа, потом мирским властителем, наконец, непогрешаемым; изменен догмат о Троице в противность духовному смыслу и преданию».

Читайте также:  Зообазар акции и скидки

«Таким образом, рационализм и вначале был лишним элементом в образовании Европы и теперь является исключительным характером просвещения и быта европейского». Затем Киреевский рассматривает частный и общественный быт Запада и России. «Весь частный и общественный быт Запада основывается на понятии об индивидуальной, отдельной независимости, предполагающей индивидуальную изолированность. Оттуда святость внешних формальных отношений, святость собственности и условных постановлений важнее личности. Каждый индивидуум — частный человек, рыцарь, князь или город — внутри своих прав есть лицо самовластное, неограниченное, само себе дающее законы». В России же «общество не было самовластное и не могло само себя устраивать, само изобретать для себя законы, потому что не было отделено от других ему подобных обществ, управлявшихся однообразным обычаем». Киреевский говорит о том, что церкви, разбросанные по России, передавали одну мысль, которая сохранялась в поколении и передавалась с рождения. «Никакое частное разумение, никакое искусственное соглашение не могло основать нового порядка, выдумать новые права и преимущества, покуда все частные круги смыкались в одном центре, в одной православной церкви».

Далее автор говорит о том, «что европейские науки существенною частию своею, то есть как познания, принадлежат равно языческому и христианскому миру и различаются только своею философскою стороною». В России же «собиралось и жило то строительное начало знания, та философия христианства, которая одна может дать правильное основание наукам». Киреевский приводит в пример священных людей, которые укрепленные верой, несли полученные знания в народ; «общественное устройство без самовластия и рабства», «святые монастыри, рассадники христианского устройства, духовное сердце России, в которых хранились все условия будущего самобытного просвещения». Автор сетует, что это все ушло, исчезло настоящее русское и заменилось чужим европейским.

Одной из причин такого переворота Киреевский считает появление Стоглавого Собора. «Как скоро ересь явилась в церкви, так раздор духа должен был отразиться и в жизни. Явились партии, более или менее уклоняющиеся от истины. Партия нововводительная одолела партию старины именно потому, что старина разорвана была разномыслием». Особенность русского быта заключалась в его живом исхождении из чистого христианства и что форма этого быта упала вместе с ослаблением духа и возрождать ее теперь смешно. Поможет лишь одно: если кто-нибудь из европейских умов поймет всю оригинальность христианского учения и укажет нам на нее в своей научной работе.

Конспект статьи Киреевского И.В. «Ответ А.С. Хомякову» (1839 г.) Нагаева Е.И 4-2, Пономарева М.Л. 4-2

В начале своей работы Киреевский вводит вопрос, который часто обсуждается: «прежняя» или «теперешняя» Россия лучше? Если прежняя, то «надобно желать возвратить старое, исключительно русское, и уничтожить западное, искажающее русскую особенность». Если теперешняя, то «надобно стараться вводить все западное и истреблять особенность русскую».

Читайте также:  Сведения о лисе кратко

Далее Киреевский размышляет о том, что если старое было когда-то хорошо, то это еще не значит, что оно будет лучше теперешнего.Поэтому Киреевский предлагает переформулировать вопрос в такую форму: «Нужно ли для улучшения нашей жизни теперь возвращение к старому русскому или нужно развитие элемента западного, ему противоположного?»

Киреевский говорит о том, что ни одно, ни другое суждение достигнуто не может быть. Западное течение настолько прижилось и столько полезного внесло, что его невозможно искоренить, а 1000-летие русское никогда не сможет уничтожиться под влиянием европейского. «Потому сколько бы мы ни желали возвращения русского или введения западного быта, но ни того, ни другого исключительно ожидать не можем, а поневоле должны предполагать что-то третье, долженствующее возникнуть из взаимной борьбы двух враждующих начал».

«Следовательно, и этот вид вопроса — который из двух элементов исключительно полезен теперь? — также предложен неправильно. Не в том дело, который из двух, но в том, какое оба они должны получить направление, чтобы действовать благодетельно. Чего от взаимного их действия должны мы надеяться или чего бояться? Вот вопрос, как он существенно важен для каждого из нас: направление туда или сюда, а не приобретение того или другого».

Киреевский, рассматривая Россию и Запад, ищет общее в них и находит – христианство. «Различие заключается в особенных видах христианства, в особенном направлении просвещения, в особенном смысле частного и народного быта».

«Три элемента легли основанием европейской образованности: римское христианство, мир необразованных варваров, разрушивших Римскую империю, и классический мир древнего язычества. Этот классический мир древнего язычества в сущности своей представляет торжество формального разума человека над всем, что внутри и вне его находится, — чистого, голого разума, на себе самом основанного, выше себя и вне себя ничего не признающего. Римская церковь в уклонении своем от восточной отличается именно тем же торжеством рационализма над преданием внешней разумности, над внутренним духовным разумом». Далее Киреевский приводит примеры того, к чему привело торжество разума в католической церкви: «папа стал главою церкви вместо Иисуса Христа, потом мирским властителем, наконец, непогрешаемым; изменен догмат о Троице в противность духовному смыслу и преданию».

«Таким образом, рационализм и вначале был лишним элементом в образовании Европы и теперь является исключительным характером просвещения и быта европейского». Затем Киреевский рассматривает частный и общественный быт Запада и России. «Весь частный и общественный быт Запада основывается на понятии об индивидуальной, отдельной независимости, предполагающей индивидуальную изолированность. Оттуда святость внешних формальных отношений, святость собственности и условных постановлений важнее личности. Каждый индивидуум — частный человек, рыцарь, князь или город — внутри своих прав есть лицо самовластное, неограниченное, само себе дающее законы». В России же «общество не было самовластное и не могло само себя устраивать, само изобретать для себя законы, потому что не было отделено от других ему подобных обществ, управлявшихся однообразным обычаем». Киреевский говорит о том, что церкви, разбросанные по России, передавали одну мысль, которая сохранялась в поколении и передавалась с рождения. «Никакое частное разумение, никакое искусственное соглашение не могло основать нового порядка, выдумать новые права и преимущества, покуда все частные круги смыкались в одном центре, в одной православной церкви».

Читайте также:  Хорек с норкой смесь

Далее автор говорит о том, «что европейские науки существенною частию своею, то есть как познания, принадлежат равно языческому и христианскому миру и различаются только своею философскою стороною». В России же «собиралось и жило то строительное начало знания, та философия христианства, которая одна может дать правильное основание наукам». Киреевский приводит в пример священных людей, которые укрепленные верой, несли полученные знания в народ; «общественное устройство без самовластия и рабства», «святые монастыри, рассадники христианского устройства, духовное сердце России, в которых хранились все условия будущего самобытного просвещения». Автор сетует, что это все ушло, исчезло настоящее русское и заменилось чужим европейским.

Одной из причин такого переворота Киреевский считает появление Стоглавого Собора. «Как скоро ересь явилась в церкви, так раздор духа должен был отразиться и в жизни. Явились партии, более или менее уклоняющиеся от истины. Партия нововводительная одолела партию старины именно потому, что старина разорвана была разномыслием». Особенность русского быта заключалась в его живом исхождении из чистого христианства и что форма этого быта упала вместе с ослаблением духа и возрождать ее теперь смешно. Поможет лишь одно: если кто-нибудь из европейских умов поймет всю оригинальность христианского учения и укажет нам на нее в своей научной работе.

В ответ А. С. Хомякову

Язык написания: русский

Авторы по алфавиту:

24 февраля 2020 г.

23 февраля 2020 г.

22 февраля 2020 г.

21 февраля 2020 г.

21 февраля 2020 г.

Сайт защищен технологией reCAPTCHA используемой в соответствии с Политикой конфиденциальности и Условиями использования корпорации Google.

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector